«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
22 октября 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

04.02.2008

«За нами целый ряд побед»

Александр Пономарев
ТВ-Центр

Александр Пономарев, генеральный директор и главный редактор ТВ-Центр в эфире радиостанции «Эхо Москвы»

— По московской аудитории телеканал ТВ-Центр вышел не четвертое место после «Первого», «России» и НТВ. СТС раньше конкурировал с НТВ. Но СТС сдал, но и вы, наверное, рванули. Среднегодовая доля у вас — 6,3%, а у СТС — 6,1%, у ТНТ — 5,8%. Это победа?

— Я числю за нами целый ряд побед. Но не стал бы уж такого значения придавать цифрам. Потому что у меня есть глубокое убеждение, что все-таки цифры по телеизмерениям — лукавые цифры. Я им не очень верю.

— И вы не одиноки в своем неудовольствии.

— Да. Я, очевидно, не одинок. Слишком много примеров, что не слишком следует верить этим цифрам. Я утешаю себя тем, что наш канал смотрит все-таки большое количество людей. Это большая наша и отчасти уже верная аудитория. И в том, что мы ее не растеряли, а нарастили — это победа.

— А как же выстраиваете программную политику канала ТВ-Центр, если не по цифрам? Все-таки так или иначе нужна какая-то система координат?

— В этом самая большая сложность. Это серьезная проблема для всего нашего телевизионного рынка…

— И деньги делятся по этим цифрам.

— Да, они признают только этот инструмент. Но на сегодняшний день этот инструмент скорее показывает общее направление ветра. Силу ветра оно определить все-таки, как мне кажется, не в состоянии. Ведь есть и другая альтернативная система измерений, по Москве во всяком случае: тоже по науке, по той же методике, которую завел у себя «Первый канал».

— Есть даже две системы — есть телефонник «Первого канала» и есть пиплметровая панель — такая же, как у Gallup, «Телерейтинг» называется.

— Так вот это и есть та система, которая создана усилиями Первого канала.

— Вы пользуетесь ей?

— Мы тоже подписываем.

— Разница большая?

— В общем, да. Иногда настолько большая, что начинаешь сомневаться в том, что все это делается по науке. На основе этих цифр чрезвычайно трудно что-то прогнозировать и делать какие-то выводы.

— Но цифры больше интересуют профессионалов. Зрителей все-таки интересует то, что в эфире. А профессионалы вынуждены пытаться понять, что зрители смотрят. Если не по цифрам, то по какому-то, наверное, собственному наитию, по представлению о том, что правильно и неправильно.

— Ну, и по собственному наитию, и по тому, что пользуется безусловной популярностью у коллег. И мы, естественно, пытаемся следовать в каком-то форватере, пытаемся соответствовать этой группе больших каналов, в число которых мы входим. Мы ведь не только по Москве выросли, но и, что еще важнее, по стране: с 8-го места в 2006-м на 7-е в 2007-м. Это для нас тоже серьезное движение.

— Вначале, помнится, вы хотели делать ставку на длинные сериалы, на ситкомы. А сейчас у вас все больше премьер не сериальных, а редкие на современном телевидении премьеры ток-шоу.

— Мне кажется, мы по количеству ток-шоу подошли к насыщению, потому что у нас сегодня каждый будний день есть ток-шоу, а в некоторые дни даже по два, потому что мы еще начали такой эксперимент… вернее, мы его продолжили — по ночному ток-шоу все-таки на более молодежную аудиторию. Но по количеству — предел.

— Уже больше все-таки нет места.

— В общем, да. Каждый день один раз — достаточно. А еще дневное ток-шоу, которое называется «Новое времечко». А вот завтра у нас — очень важный день. Завтра мы начинаем ту собственную сериальную линейку, и завтра в 21 час у нас премьера первого нашего сериала, который делался по нашему заказу, под нашим патронажем — «Река Море». За ним пойдет следующий сериал. И весь сезон мы будем предлагать в этой линейке новые сериалы, которые сделаны специально для нас. При этом мы остаемся верными тому, что мы все-таки канал, который можно смотреть всей семьей, не закрывая детям глаза. И по воскресеньям мы тоже начнем вскоре показывать такой историко-приключенческий сериал, который называется «Золото Трои». Очень переживаю, волнуюсь, как, может, никогда не волновался: что бы мы ни показывали в сериальной линейке, честно говоря, особого успеха нам ничего не приносило, кроме «Участка», «Заколдованного участка» и «Каменской».

— Но если вы сейчас заказывали сериалы, значит, вы должны были для себя определить — чем сериал для канала ТВ-Центр должен отличаться от сериалов для «Первого», «России», НТВ…

— Мы для себя определили, чем они отличаются. Мы даже в тех не очень многочисленных рекламных материалах обозначаем, что наши сериалы можно смотреть всей семьей. Мы делаем акцент на этом, потому что у нас и жанр, и, плюс ко всему, все эти сериалы короткие.

— То есть это не 200-серийное мыло?

— Нет. И как вы понимаете, все это и стоит дороже длинного мыла, которое у нас до этого было. Поэтому я так сильно и переживаю: денег-то потратили, а вот будет ли результат?

— Вопрос из интернета. Вам нравится информационная политика на ТВЦ? Миша.

— Надеюсь, что это не  Миша Пономарев, Михаил Александрович, который руководит у нас информационной политикой. Вы знаете, мне кажется, что она динамично развивается. Мне не все там нравится. Но я доволен тем, что это все больше и больше — мои личные ощущения, которые все больше и больше расходятся с мнением аудитории. Аудитории наши новости нравятся.

— Вы — не целевая аудитория. Лично вы, Александр Пономарев — не целевая аудитория канала ТВ-Центр.

— Но я надеюсь, что то, что мне не нравится, и то, на что я пытаюсь нацелить нашу большую информационную команду, если мы найдем согласие, то аудитории это тоже понравится.

— Дальше читаю: «Вам нравится иметь имидж канала Лужкова? Настя».

— Вы знаете, во-первых, меня нисколько не огорчало бы, если б у нас был имидж канала Лужкова. Другой вопрос: как глазастая Настя разглядела, что у нас есть имидж канала Лужкова? То, что Лужков появляется со средней периодичностью…

— Есть устойчивые стереотипы. Вот вы — канал Лужкова. Что ни делайте, все равно им будете.

— Если кто-то задумывается о стереотипах, то или надо тогда сделать усилие для того, чтобы его разрушить, либо, чтоб это подтвердить. Для этого надо просто посмотреть канал. Меня не расстраивало бы, если бы мы были каналом Лужкова. Но мы не канал Лужкова. Или — мы канал не только Лужкова. Мы — канал, я смею надеяться, большинства жителей этого города.

— «У старого НТВ был девиз: "Новости — наша профессия". А для вашего канала что является самым главным?»

— Тяжелый вопрос. Это вопрос, на который я уже однажды отвечал, сидя в этой студии. Это, по сути, вопрос о так называемой концепции. Наш девиз: мы должны быть нужны москвичам. А таким образом и остальным жителям страны.

— Будет ли ТВЦ вещать в Барнауле? Раньше вещал.

— Делаем все для того, чтобы мы вернулись в Барнаул. Больше того — делаем все для того, чтобы вернулись в Барнаул не на основе партнерских отношений, не на основе договора с одной из местных телекомпаний, а на основе собственной лицензии. Надеемся, что нам это удастся.

— А в Ухте и Нижнем Тагиле?

Про вещание в Ухте ничего не скажу, не готов. А Нижний Тагил — это такой город серьезный, за него надо сильно биться. Бьемся.

— Какой тренд ждет наше телевидение? Куда все-таки это движется, в какую сторону? Понятно, что информационная составляющая в 2000-х стала далеко не такой яркой, как в 90-е, понятно, что нашевизация произошла, но в целом?

— Мне кажется, что, в целом, движется в правильном направлении. И я думаю, что после безусловного успеха огромного количества отечественных сериалов их количество будет немного сокращаться и уступать место не менее популярным, ярким, интересным публицистическим передачам и ток-шоу, с людьми начнут больше разговаривать в эфире, разбираться в проблемах, которые волнуют.

— Ваши планы на предвыборную кампанию. Будут ли дебаты, и кто будет платить за это удовольствие?

— Дебаты будут. Во всяком случае, они у нас запланированы в эфире. Мы обязаны это сделать по закону. Поскольку мы входим в число трех каналов, которые по постановлению ЦИКа называются общероссийскими. К сожалению, статуса общероссийской компании нам почему-то не дают, и мы сейчас ставим этот вопрос. Но дебаты будут, они запланированы. За это удовольствие в бесплатной части платите вы все, и я в том числе, то есть налогоплательщики…

— То есть канал теряет. Или приобретает?

— Я не знаю, как будет в этот раз. На предыдущих дебатах мы рейтингов не подняли себе. А что касается платного времени под рекламную кампанию: если какой-то кандидат или поддерживающая его партия сочтут возможным купить у нас время, мы им с удовольствием продадим.

— А вас в Кремль на профилактические беседы приглашают? Что говорят?

— Я бываю иногда в Кремле. Меня приглашают, со мной разговаривают, меня спрашивают. Говорят разное, дают какие-то оценки иногда, но, кстати говоря, не так уж часто. Больше я благодарен этим беседам, потому что до меня доносят достаточно много любопытной информации. Я уже как-то тоже раз говорил, и как бы это кем ни воспринималось, хочу сказать, что я ни разу не присутствовал на каком-либо кремлевском совещании или на встрече с большими начальниками, где устраивались бы разносы или давались бы рекомендации в форме приказа. Вот такого я, во всяком случае, ни разу не слышал.

— Почему вы не хотите перекупить дежурного по стране? У вас же полно программ от АТВ.

— Мне кажется, в вопросе есть и ответ отчасти. Во-вторых, мы не заявляем политику кого бы то ни было перекупать. А потом я не слышал, чтобы дежурные по стране продавались. А если бы у нас изъявил желание работать на канале Михаил Михайлович Жванецкий — с большим и великим удовольствием.

— Есть ли какие-то планы на новые программы о путешествиях и животных?

— У нас есть программа, которая называется «Дневник путешественника». Она идет у нас по утрам в воскресенье. Создатели этой программы, надо сказать, показали себя чрезвычайно интересным для нас контрагентом — у них есть новые предложения, но по-серьезному мы их еще не рассматривали. Что касается животных, честно говоря, пока такой мысли у нас не было.

— Почему на канале преобладает красный коммунистический цвет? Нет ли здесь политической подоплеки?

— Нет, нет. Честно говоря, когда мы выбирали новые цвета при ребрендинге, меньше всего думали об этом. Мы просто думали о том, что так ярче, красивее, и никто еще этот цвет на каналах не использует.

— Как дела у Попцова? Заходит ли он к вам на чай?

— Олег Максимович на чай в компанию последний раз заезжал, когда у нас было десятилетие канала, а встречаемся мы с ним достаточно часто.

— Как долго ТВЦ будет делить частоту с третьим каналом?

— Так долго, пока кто-то кому-то ее не отдаст. Мы, во всяком случае, предпринимаем какие-то попытки выяснить, насколько принципиально для «Московии» иметь эти окна на третьем частотном канале. Мы, конечно, полностью хотели бы быть…

— Ну и они бы тоже хотели.

— Может быть, и они бы хотели.

— Зачем вам такие программы, как «Постскриптум»? Вам приходится хоть иногда краснеть за это? Очень огорчает сегодняшний Пушков. Сейчас «Постскриптум» превратился в довольно беззубую, без глубокого анализа передачу с уклоном в явно внешнеполитическое и с желтовато-гламурным, как правило, финалом.

— Прежде всего, про желтовато-гламурный финал. Если вы заметили, мы чуть-чуть добавили времени для передачи.

— Чтобы хватало времени на желтовато-гламурное?

— Чтобы хватало времени на любопытные факты. А по поводу каких-то удач и неудач: да, действительно был период у Алексея Пушкова, когда передача сбавила куража. Я думаю, что он успешно преодолел этот период. Но мне кажется, что это очень хорошая передача. Я не хочу давать никакой оценки коллегам, но если внимательно смотреть все аналитические передачи, которые существуют у нас на телеканалах, то хотите вы этого или нет, вы будете вынуждены сделать вывод, что это, пожалуй, самая независимая программа, которая у нас существует из аналитических, где имеет право существовать, безусловно, авторское мнение. Но при всем при том существует взвешенность в оценках, и за редкими исключениями, очень приличная глубина.

— Вам нравится ваша новогодняя программа? Можете ли вы конкурировать с прочими «голубыми огоньками»? Вас кто-нибудь смотрел в новогоднюю ночь?

— Нас кто-то смотрел в новогоднюю ночь. В этом году нас посмотрело даже меньше, чем в прошлом году. Но мне кажется, что никакой канал, кроме «Первого» и второго (в этом году еще НТВ пробовал конкурировать) претендовать не может на то, что его будут много смотреть. Но мне нравится то, что мы показали на Новый год. Мы показали, как встречали Новый год. Понимая, что большие рейтинги мы вряд ли при всем при том получим, мы совместили приятное с полезным.

— Александр, вы все каналы победите, если впустите к себе отсутствующую везде русскую культуру, театр и кино настоящие, литературу и живопись. Ее нигде нет.

— Мы делаем какие-то попытки, но, к сожалению, тоже не в очень раннее время. По понедельникам идет рубрика, которая называется «Собрание сочинений». Это как раз классика музыки. Открою небольшой секрет: мы сейчас ведем переговоры, и у нас выйдет, тоже не рано, передача, которая будет посвящена поэзии. И в этой передаче мы надеемся открыть имена ныне работающих и пользующихся пока ограниченной популярностью, но замечательных молодых поэтов. Что касается передачи о театре: мы согласовали с правительством Москвы один очень интересный, очень масштабный проект присутствия театра на телевидении. И больше того — это проект, результат которого — сохранение того, что сегодня идет на театральных площадках, для будущих поколений. Эта история недешевая. Поэтому нам и нужна была поддержка правительства Москвы. Мы ее получили, пока на словах.

— Что главное в ближайший год на ТВ-Центре? Что смотреть и не пропустить?

— Смотрите наши новости, не пропускайте, они будут все лучше и лучше, и смотрите наши эксперименты, связанные с сериалами.

Полный текст интервью — Эхо Москвы



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна