«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
23 сентября 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

21.08.2007

«Яндекс» популярности

Илья Сегалович
Яндекс

Компанию «Яндекс» создали два друга — Илья Сегалович и Аркадий Волож. Познакомились они в Казахстане в физико-математической школе.

— Мои родители были геофизиками, — рассказывает Илья. — Они приехали в Казахстан открывать месторождения. Когда я был в седьмом классе, отец привел меня в физико-математическую школу в Алма-Ате. Там же стал учиться сын приятеля отца. Этим сыном и был Аркадий Волож. Мы сразу подружились. Учились оба неплохо и вместе ездили на республиканские олимпиады — удостоились двух золотых медалей из четырех, которые получила в тот год русскоязычная часть нашей школы. Но несмотря на все наши достижения, МГУ отказался нас принять.

— На какой факультет поступали?

— На геологический. В итоге наши пути временно разошлись: я пошел учиться на факультет геофизики в геологоразведочный институт, Аркадий же поступил в «керосинку» — Московский институт нефти и газа имени Губкина — на факультет прикладной математики. После окончания вуза я работал в институте минерального сырья, а Аркадий — в кооперативе, который торговал компьютерами.

— Он не звал вас в кооператив?

— В то время я в институте зарабатывал неплохо. Аркадия же продажа компьютеров сама по себе никогда не прельщала, поэтому в какой-то момент он занялся еще и программированием, позвонил мне как-то и сказал: «Приходи».

В компании под названием «Аркадия» уже работали четыре человека, Илья стал пятым. А первым крупным клиентом фирмы было госучреждение, которое сделало заказ на разработку информационной системы «Международная классификация изобретений». Программисты «Аркадии» разместили информацию, содержащуюся в семи томах, на нескольких дискетах. Кроме того, они разработали систему поиска. За первым госзаказом пошли и другие. Но, по словам Ильи, возникли проблемы со сбытом, да и народ стал уезжать за границу.

— Вы уехать не хотели?

— Поначалу хотел. Даже получил какое-то там разрешение. Но в последний момент передумал. Мне показалось, что мы сможем наконец-то создать хорошую систему поиска в DOS. Поэтому я остался.

— Как быстро вы поняли, что пришел успех?

— Долгое время не удавалось создать качественный продукт, приходилось отдельно готовить информацию и отдельно ее обрабатывать. Иногда что-то получалось неплохо. Вообще было ощущение, что технология на подходе, оставалось придумать, во что ее обернуть. Мы сделали Библейский компьютерный справочник, в 1995 году он появился в продаже в красивой коробочке. В России на тот момент поиском занимались только «Информатик», «Агама», МИРС да мы, неизвестные. Но в определенный момент «Аркадия» всех обогнала, сделав поисковую программу под Windows. Хороших разработок в этой области тогда ни у кого еще не было. Мы оказались на переднем крае.

В 1995 году в России отмечали 200 лет со дня рождения Грибоедова. «Аркадии» поручили объединить всю информацию о писателе — все его издания и материалы о нем в одной оболочке.

В этом же году случилось знаменательное событие: «Аркадия» подключилась к интернету.

— Произошло это благодаря тому, что фирма CompTek взяла нас под свое крыло. Мы стали их отделом, переехали к ним в офис, подключились к Сети и поняли, что надо срочно делать онлайн-поиск. Но первыми занять эту нишу не успели — нас опередила компания «Агама», запустившая в 1996 году систему «Апорт» и начавшая ее активно рекламировать. Но у «Апорта» имелся существенный недостаток: не было несловарной морфологии.

Ниша для «гиков»

— Практически одновременно с началом нашей работы над онлайн-поисковиком к нам в команду пришла Лена Колмановская — теперешний главный редактор «Яндекса». До этого она несколько лет проработала в США программистом, ужасно заскучала от этого занятия и вернулась в Россию искать интересные предложения на рынке поисковых систем. По ее словам, наша разработка оказалась лучшей.

Воодушевленные участники проекта под эгидой CompTek создали программу для поиска по сайту- «Яндекс. Site» и представили ее на профильной ИТ-выставке.

— Почему именно «Яндекс»?

— Мы понимали, что нужно придумывать другое название — ни «Грибоедов», ни «Библия» не подходили. Поэтому было сконструировано слово в духе тогдашнего «Коммерсанта» — в «индексе» букву «и» переправили на «я». Получилось забавно.

Одновременно с «Яндексом» появился проект «Рамблер», который запустил поиск по интернету в 1996 году, тогда как «Яндекс» в то время продавал поисковые продукты только для отдельных серверов. Однако вскоре CompTek догнал конкурентов, и в сентябре 1997 года в российской Сети появился www.yandex.ru.

— Зарубежные системы не пробовали взять за образец?

— Самой популярной из зарубежных поисковых систем в России на тот момент была AltaVista. Она очень плохо искала по-русски. Мы посмотрели на нее и поняли, как делать не надо.

— А от отечественных конкурентов вы чем отличались?

— Мы постоянно придумывали какие-то «фишки», чтобы выделяться на общем фоне: добавили интересную статистику, форум для пользователей, потом «семейный» поиск, топ-20 запросов и т. д. В 2000 году у нас была неделя сервисов — каждый день мы вводили новый, например, почту, новости.

— Как финансировался проект?

— В 1999 году инвесторы поверили в то, что интернет будет активно распространяться в России и что сайты смогут себя окупать и даже приносить немаленькую прибыль. Поэтому они стали бегать по рынку в поисках объектов для инвестиций. Тогда Аркадий решил уйти из CompTek и создать отдельную компанию. Мы ушли за ним развивать независимый портал.

И на нас тут же посыпались предложения о финансировании. Аркадий очень удачно тогда выбрал партнера, провел переговоры, и в итоге мы продали треть компании. На вырученные деньги наняли много новых людей и сняли забавную телевизионную рекламу: по улице шел человек и видел плакат с изображением преступника с изуродованным лицом, которого играл загримированный Тема Лебедев. Неожиданно появлялся преступник с плаката, клал человеку руку на плечо и спрашивал: «Закурить не найдется?» Тут играла бодрая музыка и появлялась надпись: «Найдется все!»

— Каковы были ваши дальнейшие шаги?

— Мы сделали «Народ.Ру» и «Молоток.Ру» и долгое время были нишевой поисковой системой для «гиков» — людей, одержимых компьютерными технологиями. «Гики» знали, что можно искать у нас. Справедливости ради надо отметить, что «Апорт» нам ничуть не уступал, но он и раньше получил инвестиции. Ошибкой «Апорта» стала концентрация на продажах. Им было неинтересно заработать миллиард в будущем, они решили заработать миллион, но сейчас.

В итоге их, возможно, даже более удачный продукт сошел на нет.

Что касается «Яндекса», то на тот момент наши расходы превышали доходы. Примерно такая же картина наблюдалась и у большинства наших конкурентов. Поэтому инвесторы быстро разочаровались в интернете, стали волноваться и сомневаться. Было непонятно, сколько еще ждать и когда это все раскрутится. Первый тревожный звоночек прозвенел в марте 2000 года, когда рынок начал «сдуваться».

Несколько компаний рухнули, некоторые были проданы или объединены с другими. Тяжело пришлось «Рамблеру», они раза три меняли собственников. Но нам повезло — наши инвесторы оказались несгибаемыми, они верили в нас и понимали, что мы будем еще долго выходить в плюс. Правда, денег в связи с этим они нам не добавили.

Свои «бриллиантики»

— В 2001 году мы сделали энциклопедию, лингвоперевод и систему рекламы. Последняя денег в то время нам приносила, конечно, мало. Однако рынок рос, каждый год мы удваивались по количеству пользователей и в 2002 году, наконец, пробили стену — стали зарабатывать больше, чем тратить. Сейчас по числу пользователей российский интернет уже не удваивается, но идет большой внутренний рост: люди стали больше тратить на рекламу. Появилась даже целая индустрия по продвижению сайтов в поисковых системах.

— Почему бы вам самим не брать за это деньги?

— Мы хотим быть честными по отношению к пользователям. Для тех, кто готов заплатить деньги, у нас есть отдельный рекламный блок в результатах поиска — «Яндекс. Директ».

Мы считаем, что реклама должна быть отделена от результатов поиска, и не хотим, чтобы нас подозревали в том, что она туда проникает незаконно.

По словам Ильи, у компании «Яндекс» сегодня много уникальных разработок. Например, «Яндекс. Новости».

— Рубрика начиналась как плоский агрегатор новостей. В 2003 году мы создали оригинальную технологию: научились объединять новости по темам, ранжировать по важности.

Теперь робот определяет, как часто о новости пишут агентства, как часто на нее кликают пользователи. Причем он не просто тупо показывает первые три строчки, а выбирает из текста сообщения самое интересное для пользователя. Этим мы отличаемся от некоторых наших конкурентов.

— Каким образом робот это выбирает?

— Вот это и называется искусственным интеллектом. Робот способен находить в сообщении контрастную ключевую часть. Нигде в мире нет подобных технологий по обработке новостей.

Есть свои «бриллиантики» и в «Яндекс. Почте», хотя и не такие яркие. Например, не у всех пользователей доходят руки сохранить адрес в адресной книге, поэтому у нас это происходит автоматически. Причем наша умная система умеет сопоставлять e-mail и имя корреспондента, и, если человек имеет несколько ящиков, адресная книга сама их «склеивает».

— Были какие-то идеи, которые не прижились?

— Некоторые проекты закрылись, но они и затевались как временные: «Яндекс. Пиво», «Яндекс. Лето», «Яндекс. Новый год».

Был закрыт «Яндекс. Отпуск» — проект, который предлагал туры. Он был сделан по образцу «Яндекс. Маркета», но выяснилось, что тур — гораздо менее стандартизированный объект, чем пылесос или мобильный телефон. Путевками надо торговать по-другому, глубоко влезать в индустрию, так что мы признали его неудачным и закрыли.

— Сколько сотрудников работают в компании?

— До 2002 года у нас был один состав, примерно 70—80 человек. Сейчас только в головном офисе работают 600 сотрудников, а у нас есть еще филиалы в Киеве, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге. В общей сложности — 800 человек, из которых 30% — разработчики. Остальные — продавцы рекламы, менеджеры, те, кто работает с данными, каталогами. На сегодняшний день оборот компании — $72 млн в год, почти половина — прибыль. Оборот увеличивается каждый год в два раза.

Аделаида Сигида
Газета Business & Financial Markets



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна