«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
24 января 2018 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

08.09.2005

"Зачем смотреть новости, если есть газеты"

Манана Асламазян, генеральный директор "Интерньюс"

Манана Асламазян более 10 лет руководит АНО «Интерньюс», чья школа журналистики считается одной из самых успешных в стране. В ней (бесплатно) отучились несколько сотен тележурналистов.

— За 10 лет в школе журналистики прошли обучение более 400 человек. Сколько из них осталось на телевидении?
— С телевидения ушла примерно половина. Кто-то уезжает в другой город и не находит места на телестанции, очень много телевизионщиков переходят на работу в пиар.

— Почему даже те телезвезды, которые остались на ТВ, а не ушли, как, скажем, Парфенов и Масюк, сейчас не выглядят звездами? Их время ушло?
— Все они были приучены работать в особых условиях и не выдержали новых правил игры. Поэтому, как мне кажется, их попытки остаться в тележурналистике ни к чему не привели.

— Значит, по логике, должны появиться новые звезды.
— Новых я пока не замечаю. Думаю, проблема с тележурналистикой в России в том, что сейчас на телевидении нет дискуссии. Хотя люди на улице не боятся в камеру высказывать свою точку зрения. Но это лишь на уровне блиц-опроса, а устроить на телевидении серьезный разговор невозможно, напрочь исчезли полемические программы. То есть вести разговор на уровне разных точек зрения, которые высказывались бы представителями разных социальных групп, сейчас негде.

— Есть ток-шоу «К барьеру» Владимира Соловьева.
— Я, когда смотрю эту программу, поражаюсь тому, как стремительно меняется позиция аудитории в течение программы. Сначала зрители в студии аплодируют Жириновскому. А потом эти же люди неистово хлопают его оппоненту. Я не понимаю, как можно поддерживать противоположные точки зрения на один и тот же вопрос. Так что полноценным ток-шоу, в котором бы аудитория высказывала и обсуждала разные точки зрения, это назвать нельзя.

— А вы сами на какой «кнопке» предпочитаете смотреть новости?
— Десять лет я смотрела новости на НТВ. Даже в те времена, когда с него уходили люди, менялось руководство и когда новости на канале становились другими. Но только в этом году я совершенно спокойно не включаю телевизор. У меня, человека, который любит телевидение, что-то в нем понимает и хочет смотреть новости, не стало такой потребности. Хотя новости в этом году ненамного хуже, чем в прошлом. Если только происходит в стране что-то экстраординарное, я все же стараюсь смотреть итоговый выпуск. А так мне гораздо важнее утром включить компьютер и почитать, что пишут на новостных лентах в интернете. Кроме того, я снова стала читать газеты. Иначе я ничего не понимаю, что происходит в стране.

— То, что публицистику вытесняют развлекательные программы, продюсеры объясняют не политическими, а финансовыми аргументами — развлечение гарантирует рейтинг…
— Тенденция превращения СМИ в «желтые» издания есть. Это действительно продиктовано желанием владельцев зарабатывать больше. Только у нас этот процесс движется значительно быстрее, чем на Западе. Есть и другой аспект — заниматься в России развлекательным телевидением безопаснее. Меня пугает тенденция, когда руководители региональных компаний, распространяющих сигнал СТС, сокращают объемы новостей. И ко мне уже не раз обращались с просьбой — «научите моих ребят делать развлекательные новости».

— Ваши прежние студенты отличаются от нынешних?
— Нынешние выпускники менее образованны. Много в тележурналистике оказывается людей, которые не прочитали Булгакова и Толстого. Очень много ребят с амбициями. Но эти амбиции профессиональные, а не гражданские. Эти ребята делают личную карьеру, и их мало волнует миссия журналиста.

— То есть психология работающих на ТВ меняется?
— Безусловно. Более компромиссным становится взгляд на проблемы. Все чаще приходится слышать — «я ничего изменить не могу».

— Региональные телестанции отличаются от федеральных в освещении событий?
— Если и есть представление в обществе о том, что в стране все идет не всегда так, как это показывают в новостях центральных каналов, то во многом благодаря региональным телекомпаниям.

— Меньше цензуры?
— В регионах более короткая дистанция между журналистом и аудиторией, это заставляет чаще задумываться над словом. Если журналист живет в маленьком городе, его узнают на улицах, значит, накладывается большая ответственность перед зрителями.

— Ваша организация существует за счет международных грантов. Ваши спонсоры не спрашивают вас: как же так, мы даем деньги на построение независимого телевидения, а где результат?
— Такой подход уже отмечается. Но гораздо труднее мне общаться с нашими чиновниками, нежели с зарубежными спонсорами. Им-то я могу объяснить, что процессы так быстро не происходят и построение независимого телевидения — процесс очень долгий.

Павел Урвачев
«Город», № 030,5 сентября 2005

Лениздат.ру



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна