«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
23 мая 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

04.08.2005

РТРС ХОЧЕТ УСТАНОВИТЬ НОВЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ НА МЕДИАРЫНКЕ

Интервью с генеральным директором РТСР Геннадием СКЛЯРОМ

На рынке ТВ и радио грядут перемены. «Российская теле- и радиовещательная сеть» активно готовитcя к акционированию, несмотря на то что это государственное предприятие относится к числу стратегических. Об этом «Независимая газета» беседует с генеральным директором РТРС Геннадием Скляром.

- Геннадий Иванович, некоторое время назад вы заявляли, что РТРС недостаточно выделяемых государством денег, и поставили вопрос об акционировании руководимого вами предприятия.
- Впервые я официально высказал свою точку зрения на заседании коллегии Роспечати весной этого года, и впоследствии она прозвучала на заседании коллегии Министерства культуры. Считаю, что процесс модернизации РТРС и превращение ее в современную рыночную конкурентоспособную компанию тесно связан с вопросом акционирования. Роспечать и Министерство культуры нас в этой позиции поддержали, и сейчас готовятся соответствующие документы в правительство и администрацию президента. Одобрение второго адресата необходимо потому, что РТРС входит в перечень стратегических предприятий.

- А кому сейчас подчиняется РТРС?
- ФГУП РТРС было создано указом президента России в 2001 году и до недавнего времени не имело ведомственной подчиненности. Ввиду закона о государственных унитарных предприятиях с прошлого года РТРС находится в ведомственной подчиненности Роспечати - подразделения Министерства культуры и массовых коммуникаций. Однако генеральный директор по-прежнему назначается и освобождается от должности главой государства.

- Зачем вам акционирование, если вы и так монополист на рынке телекоммуникации и телерадиовещания?
- Да, мы являемся естественной монополией в сфере теле- и радиовещания, и я думаю, что в ближайшие годы это положение сохранится. Но впереди развитие рынка информации в связи с появлением цифровых технологий. Проводниками информации становится не только эфир, но и оптико-волоконные, магистральные, кабельные, спутниковые сети. РТРС будет превращаться, по нашим планам, в «транспортную компанию», которая будет технически обеспечивать доставку медийных продуктов в любую точку страны. А вот распределение этих медийных продуктов до потребителей, до телевизора - это будет уже задача многочисленных провайдеров и кабельных операторов. Мы сейчас очень активно действуем не на нашей «поляне» по очень простой причине - если не дадим импульс созданию современных дешевых кабельных сетей, то в будущем у РТРС не будет работы как «транспортной компании». В настоящее время в кабельных сетях - стагнация, поскольку слишком узок набор каналов и программ, которые они предлагают. То же самое и со спутниковым ТВ. Почему, скажем, не развивается «НТВ-плюс»? Потому что, несмотря на хороший набор программ, это дорого для обычного человека. Еще одним серьезным фактором является система контроля за получением контента. Пиратство на рынке коммуникаций в медийной сфере завтра будет самой серьезной проблемой.

- Говоря об «НТВ плюс», вы в то же время представляете его конкурента - «Космос-ТВ». Не кажется ли вам, что вы таким образом топите конкурентов?
- Во-первых, не мы учреждали эту компанию, и то, что мы сейчас владеем пакетом 50% акций «Космос-ТВ», - это инерция прошлого. Мы практически не оказываем реального влияния на деятельность этой компании, и это не наш бизнес. Там вообще патовая ситуация, когда два владельца - мы и АФК «Система», - владея по 50% акций каждый, чисто юридически не могут ничего предпринять. Поэтому у меня нет конфликта интересов в связи с этим, и в будущем такие спутниковые компании, как «НТВ плюс» или кабельные операторы, как «Мостелеком», должны стать просто клиентами, которым я поставляю информацию и транслирую ее по стране. Сейчас в российской провинции - 4v5 каналов, а во многих даже 1v2. Это убожество. А внутри Садового кольца столичная картинка затуманивает взор чиновников, всем кажется, что раз здесь есть 10v15 каналов, значит, везде все нормально.

- Но ведь это произошло потому, что у нас весь контроль над телевидением традиционно сосредоточен в руках государства.
- Да, но, с другой-то стороны, за последние несколько лет незаметно для федерального Центра произошел бурный рост регионального телевидения, и мы наблюдаем появление небольших региональных компаний, которые начинают работать. Плюс еще одно немаловажное обстоятельство - существующая сеть, которой является РТРС, способна при цифровой модернизации распространять значительно большее количество каналов, чем есть сейчас.

- Я так понимаю, что вы просите под сеть денег. И сколько, по вашим прикидкам, нужно, чтобы пропускная мощь РТРС возросла?
- В Концепции теле- и радиовещания с 2006 по 2015 год, которую мы совместно с Министерством культуры недавно подготовили для правительства, речь идет о примерно 30 миллиардах рублей. Надо учесть, мы уже очень сильно опаздываем даже по сравнению не то что с западными, а с соседними странами. Страны Балтии обсуждают, как со следующего года перейдут на цифру, Белоруссия недавно приняла официальную концепцию перехода на цифровое вещание, а мы еще до сих пор не имеем на этот счет официально принятого документа. И при этом я слышу на заседаниях правительства, что есть много денег в Инвестиционном фонде - 70 миллиардов, но нет проектов. Либо люди не знают своей страны и ситуации, либо лукавят.

- Не кажется ли вам, что у нас слишком много государственных каналов при отсутствии хотя бы одного общественного и если даже перейти на цифру, содержательного контента это не прибавит?
- Наша задача - запустить механизм массового потребления новых медийных продуктов и программ, чтобы зритель сам решал, что он будет смотреть и за что платить. Если же говорить об общественном канале, то я убежден, что он должен у нас появиться, при этом он должен быть свободным от рекламы, существуя за счет абонентской платы. Тогда зритель сможет реально влиять на его политику.

- Мне разработчики закона об общественном ТВ Борис Резник и Михаил Федотов сообщили, что им было сказано, что в Кремле «пока нет политической воли».
- Поэтому я рад появлению в недрах Министерства культуры Концепции развития теле- и радиовещания в России с 2006 по 2015 год, где записано, что в России должно быть 50 каналов, в том числе и общественный. Заявляю, что буду принадлежать к тому кругу людей в нашей стране, которые предпримут все усилия, чтобы эти намерения были реализованы.

- Любопытно, что в этой концепции одной из главных задач государственных телекомпаний является «формирование положительного образа страны».
- Когда мы обсуждаем такого рода дефиниции, то как гражданин я могу сказать, что являюсь противником таких формулировок, полагая, что нужно просто показывать жизнь своей страны. Если это нормальная жизнь - будет позитивный образ, плохая жизнь - плохой образ.

- Значит, вы против имиджевого канала Russia Today?
- Нет, я не против такого канала. Но из любого хорошего дела можно сделать либо приятную вещь, либо прямо противоположную. К сожалению, у нас все превращается в кампанию.

- Весной вы торжественно открывали официальное вещание канала «Звезда», который заявил себя как государственно-патриотический. Простите, а остальные каналы, стало быть, не являются государственными и патриотическими?
- Как человек умудренный жизнью и прошлым, наевшийся в свое время политикой в разных ее видах, я не поддерживаю таких громких заявлений и считаю, что любые попытки монополизировать какое-то направление ни к чему хорошему не приведут. Опыт показывает, что тех, кто делал громкие заявления, через несколько лет мы ищем, что называется, с лупой.

- Некоторое время вы говорили о том, что все каналы должны платить за прием сигнала, и даже заявляли, что заставите их платить, иначе отключите им рекламу. Похоже, что с того времени ситуация не изменилась...
- Да, были несколько лет проблемы, когда Первый канал и НТВ не платили за распространение своего сигнала в населенных пунктах с населением меньше чем 200 тысяч населения. Они считали, что это должен делать бюджет, а бюджет этих средств не выделял в полном объеме. Сейчас между РТРС и этими каналами имеется некоторая правовая коллизия, но она носит совершенно спокойный характер. Что же касается угрозы насчет отключения рекламы, то это было в самом начале, когда мы только начинали и нам требовалось преодолеть инерцию. Сейчас дискуссия перешла в другую плоскость - какими должны быть тарифы за услуги и мы обсуждаем эти вопросы вместе со всеми ведущими компаниями: мы - кладя свои аргументы на стол, они - свои.

- У Первого канала был перед вами долг в 60 миллионов рублей. Сколько он сейчас составляет?
- Вообще-то Первый канал по тем судебным процессам, которые сейчас идут в Арбитражном суде, должен нам 630 миллионов рублей. Мы выясняем, кто должен заплатить РТРС - Первый канал или федеральный бюджет?

- Министр культуры Александр Соколов заявлял об опасности отключения спутникового вещания 1 и 2 каналов на Сибирь и Дальний Восток. Называлась и сумма в 450 миллионов рублей на модернизацию этого. А кто, на ваш взгляд, должен платить за модернизацию спутникового вещания для федеральных телеканалов, если учесть, что, по оценкам аналитиков, в прошлом году общий бюджет телерекламного рынка составил 46 миллиардов долларов?
- Если старый спутник «Экран» не заменить на новый «Экспресс», то действительно население Сибири в любой момент может лишиться приема программ Первого канала. Однако, поскольку спутники и приемные сети принадлежат государству, я считаю, что это задача государства, а не Первого канала, несмотря на то что он коммерческая организация. Благо, они могут сказать: «Нас не будет в таежных поселках Сибири и малочисленных городах? Ну и хорошо». Конечно, возможно, что государство может сказать: «Наш спутник вышел из строя, приемные станции не работают, господа с Первого канала, быстро создавайте на свои деньги свою собственную сеть». Но я думаю, что от этого не выиграет никто, потому что Первый канал этих средств сейчас быстро не найдет. В конечном счете население пострадает и будут опять выяснять - а кто же виноват? И я думаю, что в данной ситуации стрелочниками будем мы.

- А вам не кажется странным, что до сих пор нет законов о телевидении и радиовещании, а также то, что Россия не подписала по сию пору Европейскую конвенцию о трансграничном вещании? В итоге вся деятельность ТВ регламентируется указами президента.
- Я вам больше скажу - у нас нет и закона о кабельном телевидении. Мы стали инициаторами закона «О доставке теле- и радиосигнала», в котором хотим прописать правила игры от студии до телевизора. У нас действительно во всей этой сфере не определены правила игры и в нормативном плане ситуация нулевая.

- С другой стороны, неотрегулированность законодательства в сфере ТВ и радио на руку власти, которая рассматривает электронные СМИ как своего рода информационную дубинку, с помощью которой она регулярно промывает мозги согражданам.
- Это последствие родовой травмы, связанной с тем, что вначале разрушилась система Гостелерадио, при котором считалось, что двух телеканалов зрителям хватит более чем, а затем пошла при помощи телевидения жесточайшая борьба за власть. В этой борьбе телевидение действительно используется как главный инструмент. Я думаю, что преодолеть эту ситуацию можно только создав в стране систему, которая, что называется, со свистом пропускала бы любые программы, лишь бы они соответствовали закону. Человек должен сам выбирать, что ему смотреть.

- Учитывая то, что в Кремле очень озабочены «оранжевой опасностью», телевидению в будущем предстоит в очередной раз выступить в роли «силового ведомства», как его в свое время обозначил Борис Ельцин?
- Лично я, как человек, поварившийся в различного рода выборах и прошедший через митинги 80-х годов, считаю, что сегодня надо решать текущие проблемы и поменьше думать об «оранжевых» или «зеленых» угрозах. Если, к примеру, человеку дать канал «Спорт», то ни в какие оранжевые толпы он не пойдет, потому что ему государство что-то прибавляет. А если будет отнимать каналы, тут мы человека будем толкать к угрозам.

- Вы заявляли, что в связи с близящимися выборами будет немало желающих порулить РТРС. Кого вы имели в виду?
- Я имел в виду, что есть много желающих повлиять на решения руководства РТРС, а в последние месяцы вообще идет пиар-кампания по дискредитации РТРС, и мы столкнулись с массовыми проверками правоохранительных органов. Я расцениваю это как стремление получить какую-то информацию, за которую можно зацепиться. Пока все проверки не выявили ни одного нарушения в части распоряжения бюджетными деньгами. Я понимаю, что если бы здесь работали неаккуратно, мы бы поставили под удар репутацию не только РТРС, но и человека, который создал эту структуру и которому я подчиняюсь, - президента России. Я об этом помню всегда

Независимая газета

Сергей Варшавчик



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна