«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
13 декабря 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

18.12.2009

«Мы, конечно, рады, что президент знает о нас»

Руслан Соколов
«Звезда»

23 декабря Федеральная конкурсная комиссия будет рассматривать заявки на участие в конкурсе на пул из 25 частот в крупных областных городах страны с концепцией «военно-патриотическое вещание».

Очевидно, что основным и единственным претендентом на столь внушительный пул может быть только один канал — «Звезда», учредителем которого является Министерство обороны. О том, зачем «Звезде» расширение региональной сети и как в нынешних политических реалиях и рыночных отношениях существует этот военный канал, обозревателю «Ъ» рассказал генеральный директор ОАО «Телерадиокомпания Вооруженных сил РФ „Звезда“» Руслан Соколов.

— На телевизионном рынке у нас есть только один канал с военно-патриотической концепцией — это «Звезда». Получается, что победитель, как это было несколько лет назад с конкурсами для телекомпании «Петербург — Пятый канал», известен заранее. Вы согласны?

— Ну, во-первых, это конкурс на разработку частот, они еще не являются полноценными каналами. Во-вторых, не мы определяем правила. Я думаю, что эта история сформулирована из необходимости.

Если частоты на конкурс выставлены именно под такой тематикой, значит, для руководства страны и контрольных органов такая тематика наиболее актуальна на сегодня. Конечно, мы будем участвовать и стараться победить. Можем выиграть, а можем и нет.

— Вы это всерьез? Полагаете, что на эти 25 частот с такой концепцией будет кто-то еще претендовать?

— Я не исключаю, что кто-то еще будет.

— Неужели СТС, ТНТ, РЕН ТВ или «Муз-ТВ» могут выйти на конкурс с военно-патриотической концепцией?

— Значит, наши шансы будут выше.

— Но вы хотя бы не станете отрицать, что именно ваш учредитель — Министерство обороны имеет прямое отношение к этим частотам, выставленным на конкурс?

— С Минобороны действительно согласовывают все частоты, выставляемые на конкурсы. Но ни процедурно, ни инициативно ведомство на этот конкурс не влияло.

— А зачем вообще проводятся такие конкурсы, когда всем очевиден их итог? Не проще ли взять и передать вам эти согласованные с военными частоты? Зачем все эти процедуры, которые только усиливают сомнение в честности и открытости тендера?

— Я просто не знаю о других механизмах получения частот.

— Сколько вам понадобится времени и средств, чтобы превратить эти частоты в полноценные телеканалы?

— Сначала мы должны выиграть, а потом, думаю, что к февралю, когда мы изучим, в каком состоянии каждая из частот, будет составлен план, каких денег это все потребует.

— Его будет одобрять Министерство обороны?

— Безусловно, мы такие шаги несогласованно не делаем.

— А есть что-то в работе «Звезды», что вы не согласовываете с Минобороны?

— Вообще мы организация военная (смеется)… Но справедливости ради надо сказать, что учредители в лице Минобороны, лично министр и курирующий нас его заместитель достаточно спокойно относятся к вопросам эфирной политики телерадиокомпании. И практически не вмешиваются в нашу работу, только в отдельных случаях могут высказать свои рекомендации.

— А почему вы так стремитесь быть именно государственным телеканалом?

— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

— В смысле?

— Мне кажется, что всегда быть надежнее госканалом, чем каналом частным. Я считаю, что государственный канал — это стабильная позиция. Понятная история по задачам, по финансированию, по развитию.

— А что, государство в лице Минобороны настолько хорошо обеспечивает телерадиокомпанию «Звезда», что вам хватает этих средств?

— Их недостаточно, конечно, и поэтому мы как раз расширяем сеть, чтобы увеличивать возможности заработка на рекламе. Но тем не менее Минобороны как-то нас поддерживает.

— В каком объеме они вас сейчас финансируют?

— Мы получили в 2009 году субсидий в пределах 1 млрд руб.

— Немногим более $30 млн — не так много. И это все, на что вы существуете?

— Мы продаем рекламу с этого года.

— Сколько получили от продажи?

— Мы надеемся, что к концу года эта сумма будет порядка 200–240 млн руб.

— На рынке ходили упорные разговоры о том, что нескольких очень известных олигархов, фамилии достаточно громкие назывались, в добровольно-принудительной форме попросили помочь телеканалу «Звезда». И они скинулись, сколько смогли, в некий фонд Минобороны, и вы на эти средства в том числе и существуете. Как вы это прокомментируете?

— К сожалению, никаких спонсорских пакетов, кроме тех, которые мы усилиями своей коммерческой службы пытаемся получить на рынке, у нас нет. Мне, во всяком случае, об этом ничего не известно. Финансирование мы получаем только в том объеме, о котором я вам рассказал.

— Если вы так стремитесь быть настоящим государственным каналом, зачем вам в конце лета понадобилось стать акционерным обществом? Чем вас не устраивала прежняя форма ФГУПа?

— Мы стали АО в связи с указом президента об акционировании всех сервисных предприятий внутри Минобороны — их сейчас порядка трехсот. Туда входят такие важные блоки, как строительство, ремонт, авиаремонт, сервисные активы.

И здесь форма собственности меняется для наиболее выгодного условия взаимодействия. Минобороны снимает их отчасти с обеспечения, оптимизирует свои расходы. Ну и как менеджеру, мне такая форма собственности, наверное, более понятна. Предприятия должны сами зарабатывать, считать деньги.

— Будучи акционерным обществом, вы в перспективе можете продать часть акций «Звезды» сторонним инвесторам? Планируете?

— Наверное, юридически это могло бы быть. Но насколько я знаю, никаких планов по реализации акций на сегодняшний день в Минобороны даже не обсуждалось. Пока позиция ведомства такая: 100% телерадиокомпании «Звезда» принадлежит государству.

— Я помню пресс-конференцию, на которой говорили о планах телеканала «Звезда». Тогда ваш непосредственный куратор замминистра обороны Николай Панков категорически заявлял о том, что на «Звезде» не будет рекламы западных производителей. А только отечественные и с упором на продукцию военно-промышленного комплекса. Сейчас у вас в эфире все как у всех. И пиво, и дорогие машины, и все остальные чуждые, видимо, руководству военного ведомства предметы роскоши и быта. Как вам удалось переубедить Минобороны отказаться от таких абсолютно диких с точки зрения нормального рынка взглядов?

— Кризис, конечно, внес свои корректировки… И я в очередной раз могу сделать реверанс в сторону министра обороны лично.

— Я правильно вас поняла, что пришлось выходить лично на уровень министра обороны, чтобы на «Звезде» все-таки разрешили продавать рекламу зарубежных производителей?

— Конечно, это было согласованное с ним решение.

— А если бы вам запретили продавать рекламу западных производителей, как бы сейчас существовали?

— Но нам же не запретили… Повторю, собственник имеет право вмешиваться.

— Какой бюджет у «Звезды» на 2010 год?

— Мы пока его согласовываем. Надеемся, что сохраним финансирование текущего года. Конечно, сильную корректировку внес кризис. Что касается сборов рекламы, то мы пытаемся приблизиться к цифре 300, но не уверен, что получится. Думаю, соберем порядка 250 млн руб.

— Вы по-прежнему сами продаете рекламу?

— Мы продаем себя через небольшое агентство НТС (Национальный телевизионный синдикат, который возглавляет Игорь Матюшенко.- «Ъ»). Пока, как вы понимаете, большие агентства к нам явного интереса не испытывают. Люди в НТС очень опытные, и условия, которые они нам предоставили, вплоть до банковской гарантии, на сегодняшний день наиболее стабильны на рынке.

— В апреле этого года министр обороны находился в Рязани вместе с Дмитрием Медведевым. Там проходил Госсовет. Во время этого визита президент заявил, что канал «Звезда» должен получить статус общероссийского канала и войти в бесплатный цифровой пакет. После этого тишина. Что теперь с этой историей?

— Насколько мы знаем, первый мультиплекс уже сформирован и утвержден. Но мы, конечно, рады, что президент знает о нас, помнит и что это прозвучало публично. Это очень важно.

— Ну, а о том, чтобы попасть во второй пакет, министр обороны о вас не похлопочет?

— Я не знаю. Мы сейчас прилагаем максимум усилий, чтобы попасть в следующий мультиплекс. Пока наши шансы неочевидны.

— Два года назад в интервью «Ъ» вы сказали, что задача «Звезды» на ближайшее время — доля в 2% в Москве. Я, признаюсь, отнеслась к этому с большим скепсисом, тем более что тогда доля канала была 0,4%.

— Я помню, даже 0,3%. Как видите, я оказался прав.

— Для вас доля выше 2% — это фактически стабильный показатель, который сегодня имеют и более известные сети. По стране у вас 1,5%. Чем завоевывали зрителей?

— Мы берем позитивным продуктом. Стараемся не показывать того, что не хочется смотреть. Мы пытаемся сделать телевидение для людей, пытаемся говорить на актуальные темы нормальным языком, который не рушит сознание, не нарушает психику, в том числе и подрастающего поколения. Телевидение, которое не калечит память ветеранов. Может, звучит высокопарно, но это правда.

— Про «Звезду» очень мало говорят на рынке, а вы и вовсе непубличный человек, вас в телесообществе мало кто знает, почему?

— Мы сейчас над этим работаем. О нас, как показывают исследования, действительно мало знают. Будем меняться уже в следующем году. А что касается лично меня, то лучше тратить время на продвижение компании, чем на свое собственное.

Полный текст интервью в газете «Коммерсантъ»



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна