«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
25 июня 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

05.05.2006

Ручное управление

Геннадий Скляр, генеральный директор ФГУП РТРС

Геннадий Скляр констатирует отстутствие правил игры для ТВ

Цифровизация российского телевидения откладывается на неопределенный срок. Как выясняется, в реализации этого проекта пока мало кто заинтересован. Об этом мы беседуем с генеральным директором ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» Геннадием Скляром .

— Геннадий Иванович, что происходит с цифровизацией российского телевидения? Проект завис?

— Мы обсуждали эту проблему недавно, у главы президентской администрации Сергея Собянина, который по поручению президента, провел отдельное совещание по этому вопросу. На совещании было констатировано, во-первых, наличие серьезнейших проблем, накопившейся в этой сфере, а во-вторых, то обстоятельство, что правительство не принимает сейчас необходимых решений.

— Саботирует?

— Оно, скажу мягко, недооценивает и не справляется. Было констатировано, что необходимо сделать по этому вопросу доклад президенту.

— Так сделайте.

— Пишем.

— Что конкретно предлагаете?

— По моему убеждению, раньше чем через два года цифровизация не должна начинаться, иначе, мы наделаем ошибок, потратив на их исправление гораздо больше средств. Поскольку цифровизация носит межведомственный, межрегиональный характер, в котором будут задействованы не только разные ведомства, но и разные уровни власти, необходимо прежде всего, создать какой-то единый межведомственный орган, который возьмется за реализацию проекта. Который по своей масштабности превосходит все уже известные национальные проекты. Если меня спросят, как делать цифровизацию ТВ, то я бы вернул нас всех к историческому опыту — на мой взгляд, нужно отталкиваться от таких проектов, как космический и атомный. Благо, и тот и другой возникли от конкуренции в мировом масштабе. Цифровизация — это тоже конкуренция страны в весьма важной сфере. Сейчас же мы пока наблюдаем какую-то суету среди потенциальных участников проекта на медиа-рынке и не только на медиа-рынке. Суета, скажем, со стороны наших коллег из министерства связи…

— Ваших давних конкурентов…

— Я пока их называю коллегами, потому, что их суета свидетельствует о том, что нет четкого понимания, а что же предстоит сделать? Хотя еще два года назад было дано соответствующее поручение Фрадкова. Однако, ни у кого нет даже «матрицы» проблем.

— А кому было поручено готовить цифровизацию ТВ?

— Министерству связи, совместно с заинтересованными ведомствами было поручено создать программу цифровизации. Прошло два года. Программы нет.

— Ну вы тоже заинтересованное ведомство.

— Я тоже заинтересованное ведомство, поэтому я кричу «караул!» и стараюсь делать какие-то собственные шаги, исходя из собственного понимания.

— Я знаю, что сейчас обсуждаются три варианта концепции цифровизации.

— Да. Первый принадлежит минсвязи: давайте внедрять цифровизацию потихонечку, до 2020 года. Второй вариант сценария, который разработало минкультуры — это переход на цифру к 2015 году. Есть третий сценарий, наш, в котором мы говорим, что надо бы ускорить процесс и сделать все до 2011 года. Дело в том, что во время переходного периода, когда одновременно будет существовать и аналоговое и цифровое вещание, на государство ложится двойная финансовая нагрузка. И чем дольше длится переходный период, тем больше расходов казны. Не спустим же мы оплату цифровых каналов на население, которое справедливо спросит, а почему мы сегодня федеральные каналы смотрим бесплатно, а завтра вы хотите заставить нас за них платить?

— Я думаю, что население не готово к такому варианту развития событий.

— Не готово и тут много вопросов. В частности, сейчас обсуждается социальный пакет бесплатных каналов, но если вы скажете зрителю, что бесплатно он сможет смотреть, допустим, не 15 каналов, как сейчас, а только 5, то он будет против. К тому же, во многих небольших городках видят всего те же 5 каналов. Из чего же делать цифровое ТВ? Не могут быть одни правила для крупного областного центра, а другие — для маленького города. Почему мы, возвращаясь к проблеме переходного периода — ратуем за его сокращение? Потому, что необходимо провести массовую бесплатную раздачу цифровых приставок к телевизорам, на что по нашим прикидкам понадобится как минимум, два-три года. Плюс год-полтора на их производство и складирование.

— Не боитесь, что народ потеряет или пропьет эти бесплатные приставки? Или перепродаст и явится за новой?

— Если ввести для всех общее правило — один раз получил бесплатно и второй раз уже не получишь, то этого не произойдет. Но это все нужно тщательно продумать.

— Сколько потребуется денег на выдачу бесплатных приставок населению?

— Я считаю, что надо сесть и посчитать. По предварительным, грубым подсчетам, приставка может стоить примерно 1000 рублей. На первый этап, опять же по предварительным расчетам, нужно 50 миллионов приставок. То есть, получается 50 миллиардов рублей. Сегодня затраты федерального бюджета на аналоговое телевидение составляют около 8 миллиардов рублей в год. Что же касается социального пакета бесплатных каналов в аналоговом режиме, то по моей оценке, в будущем это будет стоить уже не менее 10 миллиардов рублей в год.

— А какие каналы войдут в этот бесплатный социальный пакет?

— Мы недавно обсуждали этот аспект, в том числе, с нашими коллегами по телевизионному цеху. Одно из предложений такое — объявить соцпакетом все каналы, которые сегодня в эфире. Примерно, 17 каналов.

— Получается, что в будущем планируется существование двух видов телеканалов? Одни по прежнему будут существовать за счет рейтингов и рекламы, а другие — за счет абонентской платы?

— Я думаю, что будет существовать три варианта: каналы, которые живут только за счет рекламы, каналы, которые будут существовать и за счет рекламы и за счет господдержки и каналы, которые будут существовать без рекламы, за счет денег абонентов. Но сейчас нам трудно все это «пощупать». На сегодняшний день не было ни одного серьезного «мозгового штурма» по этим темам. Все пока только обозначают свою озабоченность предстоящей технологической революцией на рынке электронных масс-медиа, однако на самом деле царствует страусиная позиция: авось еще не скоро, пронесет. Тем временем, Министерство связи стало потихоньку осуществлять цифровизацию в отдельных регионах. Например, в Мордовии. Тут многие проснулись и ахнули, потому, что увидели разные опасности. Например, мы спрашиваем связистов — а кто определял, какие каналы и почему включены в эксперименте в Мордовии? Нам отвечают — «Волгателеком». То есть, получается, что коммерческий оператор связи будет определять, кто есть в эфире, а кого нет в эфире? Другая проблема. В Мордовии зрителям объявили абонентскую плату, при этом многие, в отсутствии денег расплачиваются за цифровые каналы медом и картошкой. Это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Идет дискредитация серьезнейшего проекта.

— А кто по вашему должен определять размеры абонентской платы?

— Полагаю, что, как и в случае с электроэнергией, тарифы на цифровые услуги — в будущем — должны определять сами субъекты Федерации. Однако, все это нужно просчитать и обкатать, прежде чем поднимать знамя и бежать с ним вперед.

— Как я понимаю, правительство сейчас находится в состоянии легкого недоумения, поскольку ему представлены сразу три концепции цифровизации? К тому же, сейчас, в преддверии приближающихся выборов 2007 и особенно, 2008 года, никто не будет брать на себя решение о старте программы. Или вы полагаете, что власть рискнет?

— Во-первых, во всех трех концепциях есть один серьезный недостаток — они все носят технократический характер. И это понятно, потому, что во всех трех группах работали в основном технические специалисты. Не было экономистов, специалистов по маркетингу, практически не было представителей телеканалов, а если и были, то опять же, технари. Почему я говорю, что правительство должно вынести это на межведомственную площадку и привлечь всех участников? Потому, что только тогда может родиться какая-то цельная концепция. А так как это до сих пор не сделано, то уверяю вас, что никто, с учетом политического периода 2007-2008 годов, конечно сейчас не будет принимать решения о старте этого проекта. Что, на мой взгляд, правильно. Однако, нам нужно это время потратить на подготовку необходимых документов, одним из которых я считаю закон «О телерадиовещании», который необходимо принять самое позднее, уже в следующем году. Надо за полтора года создать федеральный и региональные планы перехода на цифру.

— Вообще любопытно, что несмотря на то, что в этом году будет отмечаться 75-летие телевидения, до сих пор нет четких законодательных правил, регулирующих эту сферу деятельности.

— Да, нет закона, который регулировал бы аналоговое вещание, а на пороге уже цифровое. Принятию такого закона, на мой взгляд, все время мешала излишняя политизированность вокруг него, когда в условиях постоянной политической борьбы противоборствующие группы не были заинтересованы в формулировании четких законодательных правил функционирования телевидения. Я думаю, что государство может и дальше заниматься «ручным управлением» ТВ, но цифровизация, как громаднейшая проблема, как революционный технологический вызов времени, надвигается на нас как айсберг на «Титаник».

— А где брать контент на такое количество каналов? Сейчас-то особо смотреть нечего.

— Вы знаете, недавно я был в Тюмени, а до этого в Саратове и Ростове и везде общался с творческими людьми, которые делают телевидение. Они все говорят, что если нет возможности выйти в эфир, то какой смысл работать? А если у них появится такая возможность, уверяю вас, творческие личности, которые рождаются каждый день, создадут этот контент. Начнут создаваться узконишевые каналы. Например, бильярдный канал. Почему нет? И такие каналы уже плодятся, потому, что в ожидании спроса, началась работа в творческой среде. Тот, кто говорит о недостатке контента — хочет зарезервировать за собой эксклюзивное право на сегодняшнюю поставку контента.

— Ну, а как быть с лицензированием многочисленных цифровых каналов? Сейчас этим занимается Федеральная конкурсная комиссия при Минкультуры.

— Есть разные варианты. Например, один из них предполагает, что появится новый игрок в этой сфере — оператор мультиплекса, то есть, оператор связи, у которого есть передатчик, через который могут вещать 5-6 каналов. Но для этого оператора должны быть сформулированы правила: кого он может пригласить в этот мультиплекс. Есть вариант, по которому вещателю или группе вещателей будет предоставляться передатчик. То есть, обратная схема. Это тоже все нужно обсуждать, а к сожалению, серьезного обсуждения нет.

— А почему же никто этого не обсуждает?

— Потому что попытка правительства подходить к этому проекту, исходя из регламента нынешней деятельности, когда это поручают одному какому-то министерству, как головному — заведомо неверное в решении подобного рода проблем. Если мы не наведем порядок в лицензировании, то может произойти то, с чем мы уже сейчас сталкиваемся: есть ситуации, когда передатчики отключают решениями Арбитражных судов. То есть, в будущем, мы можем столкнуться с опасностью, когда медийной сферой начнут руководить судьи. За примерами далеко ходить не надо. Недавно, к нам, в Новосибирский филиал, приходит судебный пристав и говорит: отключайте передатчик. И канал СТС по решению местного Арбитражного суда был отключен.

— Почему?

— Неурегулированность лицензии. Связная лицензия у одного учреждения, вещательная — у другого.

— Что предлагаете?

— Предлагаю срочно ужесточить требования ко всем, кто занимается регулированной телевизионной деятельностью, предлагая посмотреть и на роль Арбитражных судов. Мы уже сделали — в инициативном порядке — законопроект, называющийся «О гарантиях прав граждан на информацию в Российской Федерации», который отправили на ознакомление в министерство культуры и массовых коммуникаций.

— И что там?

— Там прописаны правила игры на медиа-рынке. Там появляется и оператор мультиплекса. Там же записано, кто имеет право отключать передатчик, а кто не имеет.

— И кто же имеет право?

Я считаю, что такое решение может принимать даже не ФКК, а только уполномоченная правительственная комиссия.

— Еще один бюрократический орган?

— На наш взгляд, его нужно создать на базе Росохранкультуры и Госсвязьнадзора. Кстати, в Англии его аналог создан несколько лет назад. Называется Офком, то есть, все коммуникации.

— То есть, вы предлагаете вывести Росохранкультуру из состава Минкульта?

— Да, и вывести сразу на уровень правительства.

— По информации Владимира Познера, именно Росохранкультуры предлагает заменить в ФКК независимых представителей чиновниками, которым будет отдана на откуп выдача лицензий телеканалам и радиостанциям.

— Это тоже нужно обсуждать, потому, что например во Франции есть Национальный совет по телерадиовещанию, куда входят представители президента, парламента. Но это не чиновники и каждый из них является абсолютно самостоятельным лицом. Я с вами согласен в том, что нельзя создавать чисто чиновный орган. Но нельзя и оставлять без внимания сегодняшнюю ситуацию, когда представители общественности обсуждают эти проблемы каждый в своем углу, а тем временем, чиновники по разным кабинетам тихо принимают нужные им решения. Это самая худшая ситуация, которая только может быть.

— Почему, на ваш взгляд, телевизионщики практически не принимают участие в работе по подготовке цифровизации?

— Для телеканалов сложившаяся на сегодня ситуация достаточно комфортна, несмотря на то, что население поругивает их за засилие рекламы. Им-то зачем торопить ход событий, вызывать бурю, которая заставит менять собственную жизнь? И это не только у нас. Во Франции тормозили цифровизацию именно национальные каналы.

Сергей Варшавчик
Независимая газета



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна