«Мы не старые пердуны в ондатровых шапках»
Николай Картозия
«ПрофМедиа ТВ»
«Раньше мы давали ответы. Теперь решаем задачи»
Илья Сегалович
«Яндекс»
«Моя задача, как у кошки на заборе – не упасть ни в ту, в другую сторону»
Алексей Синельников
«Мой район»
22 октября 2017 г.
новости интервью публикации новости компаний анонсы сми

RSS 2.0
Читать в Яндекс.Ленте


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

интервью

17.04.2006

Канал широкого потребления

Александр Пономарев, генеральный директор ТВЦ

Руководителю ТВЦ Александру Пономареву необходимо найти около 30 миллионов долларов

Канал ТВЦ собирается стать более коммерческим, в планах — конкуренция новостных программ с НТВ. Однако, на все это нужны деньги, и немалые. Об этом мы говорим с генеральным директором канала Александром Пономаревым.

— Александр Сергеевич, что вас заставило принять предложение и возглавить канал ТВЦ?

— Во-первых, желание попробовать поработать на канале большого города. И во-вторых, меня убедительно приглашали на эту работу.

— Посулили большие деньги?

— Финансово я не проиграл, но не денежный момент был самым главным в принятии решения.

— Что же тогда? Взяли на слабо?

— Примерно так. Кроме того, думаю, что, приглашая меня, владельцы канала исходили из моего опыта вхождения в «Культуру», которое произошло без революций и потрясений.

— У вас есть концепция ТВЦ?

— Вы знаете, я много размышлял над тем, что такое концепция, и столкнулся с тем, что мне довольно трудно сформулировать, например, какова концепция Первого канала или «России». Все, что касается нишевых каналов — я имею в виду «Культуру», «Спорт», «МузТВ», MTV, — понятно. СТС определил себя как развлекательный канал. ТНТ — совершенно очевидно — молодежный. А ТВЦ входит в число каналов, как я говорю, широкого потребления, концепция которых умещается в три слова — «информировать», «просвещать», «развлекать».

— На ваш взгляд, ТВЦ — это канал московский или федеральный?

— Я совершенно уверен, что канал должен быть прежде всего московским, из программ которого публика должна узнавать о жизни Москвы больше, чем она может узнать от других каналов. И это нисколько, на мой взгляд, не противоречит тому, что ТВЦ смотрят в 77 регионах страны, поскольку убежден: все, что интересно москвичам о Москве, — интересно и в регионах.

— Это вы так говорите потому, что владелец ТВЦ — московское правительство?

— Нет, я так говорю потому, что действительно в этом убежден. Я все время вспоминаю пример канала ТВ-6, на котором была передача «Дорожный патруль» о ситуации на московских дорогах. Эта программа оказалась чрезвычайно востребована во всех регионах страны, и наши сетевые партнеры уж что-то, а эту программу брали себе обязательно, потому что московская ситуация на дорогах мало чем отличается от ситуации на дорогах в других больших городах страны.

— ТВЦ будет более коммерческим каналом?

— Он коммерческий и сейчас, будучи обязанным зарабатывать на рекламе. Надеюсь, что будет больше зарабатывать и в этом смысле будет более коммерческим. При этом достаточно сильно ощущаемая социальная составляющая канала не только не исчезнет, напротив, мы ее намерены усилить. Канал не будет забывать, что в Москве существуют проблемы, что есть люди, которые должны решать эти проблемы по должности и которые в чем-то, может быть, не совсем хорошо справляются со своими обязанностями. Канал будет продолжать об этих проблемах говорить.

— А что будет с политической нагрузкой в виде программ, которые не делают особых рейтингов: «Городское собрание», «Московская неделя», «Лицом к городу», «Квадратные метры»? Они останутся на ТВЦ?

— А вы знаете, последние рейтинги программы «Московской недели», например, вполне в рамках желаемых. Задача, которую я перед собою внутренне ставлю, заключается в том, что если стабильная доля аудитории канала по Москве станет 8%, а по стране 4% — тогда сезон пройдет не зря. Сейчас мы имеем в среднем долю по Москве где-то 5% с копейками и в районе 2% по стране. Не совсем соглашусь, что эти программы являются политической «нагрузкой». Если говорить о программе «Лицом к городу», то я считаю, что это очень правильное использование телевизора как площадки для диалога власти и общества. Это не означает, что программа не должна развиваться и искать какие-то другие формы. Тем более если говорить о Юрии Михайловиче, то у меня ощущение, что он готов к более живым и неожиданным формам общения.

— Вы с ним обсуждаете те или иные телевизионные новации?

— Ну так уж прямо, чтобы проговаривать с ним все идеи новых программ, такого у нас с ним еще не было. Во всяком случае, он меня на такое общение не сподвигал. А по проблемам канала общались, конечно. У нас главная проблема сейчас — какие у канала есть ресурсы, чтобы развиваться.

— Говорят, что канал фактически банкрот.

— Ну я бы не стал употреблять таких слов, как банкрот, но канал действительно находится в непростом финансовом положении.

— Если я не ошибаюсь, то ТВЦ получил в прошлом году от городского бюджета 60 миллионов долларов, а заработал всего 30 миллионов долларов?

— Да, соотношение примерно такое.

— На какие же средства вы собираетесь строить новую сетку вещания?

— Будем просить о дополнительном финансировании, пользоваться кредитами. Если наши финансовые запросы будут удовлетворены, то я рассчитываю, что это будет последняя просьба о дополнительном финансировании нашего канала.

— Какая дополнительная сумма вам необходима для старта?

— Она чуть меньше того, что мы сейчас зарабатываем.

— А не проще ли такой канал-банкрот продать?

— Повторяю, это не канал-банкрот. Правительство Москвы, насколько мне известно, продавать канал не намерено. И оно платит деньги за то, чтобы на канале могли быть не самые «рекламоемкие» публицистические, детские, общественно-политические программы, информационные программы..

— …о самом московском правительстве?

— Да где же там о правительстве? Посмотрите внимательно наши информационные выпуски. Там что, много информации, как заседает московское правительство? Новости на канале ТВЦ обо всем, что происходит и в стране, и в мире, и в Москве. Информация же о деятельности московского правительства занимает не основное место. Для того чтобы рассказать, что делает московское правительство подробнее, есть специальная программа «Лицом к городу», а о том, что делают московские законодатели, — программа «Городское собрание».

— А есть кабельный канал «Столица», который дублирует все эти программы. Не много ли сити-каналов?

— Ну, это вопрос не ко мне, а к тем, кто создает и финансирует эти каналы. Действительно, канал «Столица», как я себе представляю, это тот канал, который должен рассказывать о том, что происходит у нас во дворе. А есть и такой канал ТВЦ, который должен рассказывать или затрагивать московские проблемы, но, очевидно, чуть с большей высоты.

— Получается, что ТВЦ — это канал политических амбиций столичного правительства?

— Не думаю. Может быть, когда-то это и задумывалось как канал каких-то амбиций, политических или иных, но сейчас у меня нет ощущения, что правительство Москвы рассматривает ТВЦ исключительно как политический инструмент, и в нынешней ситуации владельцы канала не ставили мне условия заточить этот инструмент под решение какой-то политической задачи.

— А какие задачи перед вами поставили?

— Как ни банально это звучит, поставили задачу сделать канал более привлекательным для зрителя, сохранив при этом такие почти вымирающие на большом ТВ жанры, как публицистику и документальное кино.

— Какова роль Сергея Цоя?

— Это роль председателя совета директоров ТВЦ, который здесь обладает достаточно широкими полномочиями и принимает многие принципиальные решения — о структуре и штатном расписании, порядке расходования бюджетных средств.

— Говорят, что он отсматривает почти все новостные выпуски?

— Насчет того, что отсматривает почти все информационные выпуски, — это сильное преувеличение, но то, что мы договорились, что Сергей Петрович будет особое внимание уделять информационному вещанию, — это факт.

— Уже ходит шутка, что название канала следует расшифровывать как ТВЦой. Это похоже на правду?

— Честно говоря, не вижу оснований. Напротив, я благодарен, что есть такой деятельный председатель совета директоров, поскольку бюрократия, она и в Африке бюрократия, а Сергей Петрович хорошо ориентируется в механизме принятия решений московскими властями.

— Будут ли изменения творческого характера? Какие программы уйдут, какие останутся или появятся? Например, что будет с Карауловым и Пушковым?

— Есть много причин, по которым те или иные программы могут остаться или исчезнуть. Понятно, что недопустимо иметь программы, которые имеют целью только поддержание репутации самих авторов. Если программа выходит в рамках канала, она должна каким-то образом согласовываться с редакционной политикой канала в целом. У меня нет сегодня оснований говорить, что программа Пушкова или те программы Караулова, которые выходили в последнее время, принципиально расходятся с редакционной политикой или наносят какой-то ущерб репутации канала. Хотя могу сказать, что с некоторыми из авторов достаточно трудно работать. Но эта работа идет, и надежда, что она завершится успешно, есть.

— Уже ходите на еженедельные совещания в Кремль?

— Да, если меня приглашают, то хожу.

— А потом даете подчиненным установки, как освещать те или иные события?

— Я таких установок не даю, поскольку с пресс-службами соответствующих департаментов в очень плотном контакте находятся руководители нашей информационной службы и мне нет нужды давать какие-то дополнительные установки. Я эти совещания воспринимаю с благодарностью за то, что получаю чуть больше информации, чем могу почерпнуть из газет. И вообще, если честно, процесс управления СМИ со стороны Кремля сильно демонизирован.

— Все проще происходит?

— Может быть, у меня еще срок маленький и я еще не почувствовал этого «страшного давления» или до меня очередь не дошла (смеется). Не знаю. У меня пока очень хорошие ощущения. Я просто часто слышу там любопытную информацию. И честно говоря, еще ни разу не слышал, чтобы на тех встречах, на которых я присутствовал, кому-то давались какие-либо категорические указания. Это для меня самого, честно говоря, было открытием.

— Одной из болезненных тем для всех руководителей ТВЦ является наличие канала «Московия», который называют даже «вставным зубом» третьей кнопки. Как вы с ними выстраиваете отношения?

— На сегодняшний день этот «вставной зуб» — зуб золотой. Канал «Московия», особенно в вечернее время, передает нам достаточно большую аудиторию и мы с благодарностью относимся к тому, что они это делают для нас. Наша задача — не потерять потом эту аудиторию. Их информационная политика меня, например, абсолютно устраивает, потому что это рассказ о тех достаточно полужареных фактах, происшествиях, которые есть в Москве. Другое дело, что если вдруг так сложится ситуация и ТВЦ и «Московия» смогут стать единым каналом во всех отношениях — я буду только этому рад. Но пока таких близких перспектив я не вижу.

— Когда будут готовы новая сетка и оформление канала?

— Оформление будет готово ближе к началу сезона, который стартует в октябре, сетка же будет готова, естественно, раньше.

— Практически все руководители ТВЦ потом телевизионной карьеры не сделали. Вы хотите переломить эту традицию?

— Честно говоря, даже как-то не задумываюсь о том, что будет со мной после ТВЦ. Да, кстати говоря, никогда об этом не задумывался на прежних работах. Может быть, не надо изменять традиции.

— Сколько вы себе отводите на то, чтобы ваши задумки воплотились?

— Если всерьез, то два года. Потому что вряд ли вы найдете примеры более быстрой перестройки такой большой и серьезной машины, какой в данном случае является ТВЦ.

Сергей Варшавчик, Независимая газета



подписка на новости

Ваш e-mail:
 


© MediaAtlas
При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на MediaAtlas.ru обязательна